Касса трамвайная КТ-3

В 60-х годах на смену легендарным ленинградским кондукторам в автобусах, трамваях и троллейбусах пришли кассы-копилки. Первые образцы представляли из себя металлические бункеры, в которые просто бросали монеты и откручивали оплаченное количество билетов. Для упрощения их стали называть просто «Касса».

В сознании пассажира Касса стала очень важным шагом на пути к светлому будущему – коммунизму. Однако, поскольку денежные знаки по-прежнему имели хождение в стране, упразднили только собиравших их кондукторов. Вскоре стало понятно, что не все граждане готовы к честным торгово-товарным отношениям. Многие пассажиры отрывали билеты, но делали это не внося оплату.

Возвращать кондукторов в салоны было бы глупо. Ведь были затрачены значительные средства на оборудование салонов бездушными механизмами. Кроме того, рабочие руки нужны были на растущих промышленных предприятиях Ленинграда. А благодаря сокращению армии кондукторов высвободилось несколько тысяч человек.

Если сегодня молодому поколению показать Кассу, то первый же вопрос звучит так: можно же взять билет, а деньги не опускать?

И действительно, первые модели касс-копилок напоминали обычные фарфоровые или жестяные копилки, стоявшие у многих в домах. Основной их задачей было защитить содержимое от посягательств третьих лиц. То есть от несанкционированного доступа к мешку или ящику с наличными деньгами. Но как быть с теми, кто не платит, но отрывает билеты?

Эту задачу должна была решить модель кассы-копилки, которая начала устанавливаться в автобусах, трамваях и троллейбусах в конце 70-х и начале 80-х годов. По имеющейся информации, эти кассы были разработаны на Заводе по ремонту городского электрического транспорта трамвайно-троллейбусного управления Ленсовета. По крайней мере, об этом говорят обнаруженные в архивах разрушенного завода чертежи на изделие КТ-3. Расшифровывается эта аббревиатура очень просто – касса трамвайная 3 модели.

Чудо инженерной мысли – снабдить кассу специальной лентой-транспортёром. Тогда монеты не будут падать сразу в бункер, а прокатятся на ленте, пока пассажир отматывает себе билет. А в это время бдительные сограждане смогут увидеть, сколько денег опустил пассажир. Транспортёрная лента накрывалась прозрачным плексигласовым колпаком. В зависимости от исполнения на нём могла быть выдавлена та или иная стоимость проезда, но были модификации и не имевшие никаких надписей. Для опускания монет в верхней части колпака имелась прорезь.

Допускалось опускание и купюр, для чего прорезь имела достаточную ширину. Но надо заметить, что проезд в трамвае стоил 3 копейки, в троллейбусе — 4 копейки, а в автобусе — 5 копеек. Поэтому опускать рубль, а именно такой номинал имела младшая бумажная купюра, если ты ехал один — было опасно. Ведь Касса не выдавала сдачу и поэтому при оплате сверх тарифа несчастный пассажир вынужден был стоять рядом с Кассой и собирать себе на сдачу с других пассажиров, которые отдавали свои медяки и отматывали билет. Однако, некоторые хитрые граждане, преимущественно студенты, практиковали не совсем честный метод, собирая «сдачу» превышающую сумму денежных средств, ранее опущенных ими в кассу. Бумажной купюрой обычно могли расплатиться, когда в трамвае ехала большая организованная группа.

Но и этих улучшений конструкции Кассы оказалось мало. В первых вариантах размещения в салонах ленинградских трамваев Кассы просто ставили вместо трёх пассажирских сидений в районе первой, средней и задней площадок. Но уже в следующих планировках салона часть прилегающих сидений развернули лицом к Кассам. Проектировщики не просто раздвинули место для доступа, они обеспечили дополнительный присмотр других пассажиров за процессом оплаты проезда. Такие места особенно любили дети, которым иногда доверяли крутить волшебную ручку. Этот процесс настолько им нравился, что дети не только тщательно следили, чтобы собственные родители непременно купили билет, но и, если позволяли взрослые, откручивали билетики для других граждан.

 

Были и многоразовые проездные. Тем, кто родился и вырос в Ленинграде, хорошо известно выражение: «У меня карточка!». Так говорил пассажир, заходя в салон и демонстрируя многоразовый проездной билет другим пассажирам. Именно «карточка», а не «проездной» или «абонемент», как говорили во многих других городах. Это выражение пошло от использования с начала движения трамваев и до 40-х годов фотокарточек их владельцев на многоразовых проездных билетах. Карточка с картонок пропала, а вот термин остался. Произнеся магическую фразу и продемонстрировав окружающим кусочек цветного картона, пассажир освобождался от повинности подходить к металлическому ящику. Все остальные в обязательном порядке должны были принести жертву кассовому аппарату и получить билет. Момент общественного контроля оплаты очень хорошо отражен в кинематографе. Очень яркий момент есть в фильме Юрия Мамина «Окно в Париж», когда «транспортная мафия пенсионеров» допрашивала главных героев на предмет оплаты ими проезда.

Багаж стоил дороже – в трамвае целых 10 копеек. За это полагалось оторвать 3 билета. Люди, которые в ладах с математикой, понимают, что такой подход однозначно сбивал отчётность, и сумма в кассе превышала ту, которая бы соответствовала проданным билетам. Тем не менее, несмотря на все ухищрения, обычно бывало наоборот. К сожалению, одними из виновников были водители, запускавшие не очень честные руки в бункер с монетами.

Против недобросовестного персонала инженерами были предприняты особые меры. В кассе КТ-3 бункер для монет был изготовлен в виде мешка из плотной брезентовой ткани.

Горловина мешка была натянута на металлический оклад. В свою очередь, оклад имел пазы,  надевающиеся на салазки внутри кассового аппарата.

 

Также оклад был снабжён створкой,  запирающей мешок сверху.

Несанкционированное открывание створки исключалось за счёт встроенного замка.

Перед выдачей водителю замок взводился, а крышка замочной скважины пломбировалась.

 

Для того чтобы установить мешок в кассу, а потом закрыть переднюю дверцу корпуса, необходимо было потянуть на себя створку и открыть мешок.

Для этого надо было выполнить ещё одну операцию – отодвинуть стопор, цепляющийся за специальную планку корпуса кассы и препятствующий изъятию мешка с открытой створкой. Крышка корпуса запиралась на обычный замок с двухбородочным ключом.

По окончании рабочего дня водитель должен был втолкнуть створку на своё место, где она защёлкивалась на встроенный в оклад мешка замок, после чего высвободить стопор и вынуть мешок из корпуса кассы.  Мешок с нетронутыми пломбами необходимо было сдать в парк.

Конечно, со временем эти процедуры упрощались, и в каких-то парках вообще переставали пломбировать мешки. Водители этим начинали пользоваться, но сильно не наглели – можно было потерять работу и получить другие неприятности. Тем не менее, способы добывания денег из касс-копилок были весьма распространены.

Бункер для билетной катушки находился с правой стороны и имел стационарный и приводной валик. На стационарном валике болталась катушка билетов, а приводной был связан через приводной вал с рукояткой. В свою очередь, приводной вал проходил насквозь и был связан с приводным валиком транспортёрной ленты.

 

Как правило, сам бункер с билетами не пломбировался, а лишь закрывался на защёлку. Катушки билетов были стандартными – на 1000 билетов. Размер билета был 30 на 43-45 мм. Для удобства отрыва прорезь над приводным валиком, откуда вылезал хвостик билетной ленты, был снабжён зубчиками. При отрывании билета они оставляли красивый зигзагообразный край.

Касса КТ-3 получила широкое распространение по стране с тем небольшим отличием, что в ряде городов их для пущего удобства модернизировали и снабжали дополнительными бункерами для билетов.

Удивительно, но данные кассы-копилки выпускались без какой-либо шильды с указанием их заводского или иного номера. Поэтому о некоторых деталях их биографии их судьбы мы можем только догадываться.

Изготовление КТ-3 обходилось намного дешевле, чем кассы А602 о которой вы можете прочитать на нашем сайте. Кассы КТ-3 использовались в трамваях и троллейбусах Ленинграда вплоть до перехода на бесскасовое обслуживание в конце 80-х годов. Некоторое количество касс КТ-3 закупало и автобусное предприятие Ленинграда. Производились кассы на заводе по ремонту городского электрического транспорта Трамвайно-Троллейбусного Управления Ленсовета.